Титаник

Ну вот почему так получается — я терпеть не могу Обаму, равно как и нынешнее либеральное правительство Канады, но вот какой удивительный парадокс, — стоит мне увидеть в Интернете, услышать изрекаемое ватниками, причём до самого их, ватного, высокого уровня, включая пропагандистских шавок, что-нибудь, из серии «Обама-чмо», как я превращаюсь в горячего сторонника этого недоразумения в Белом Доме. Врать и злобствовать, если вы уже занялись этим, тоже надо уметь, но, учитывая крайне низкие умственные способности адресной аудитории за поребриком, в который раз говоришь себе — а зачем, собственно, им стараться?

У меня же, по поводу всего действа, ныне разворачивающегося на громадных и малополезных для собственного населения просторах вставшей с колен, возникают ассоциации с Титаником, вернее, с оркестром, продолжавшим играть бравурные мелодии до самого конца, и так и ушедшим под воду вместе с кораблём. Разница только в том, что поведение музыкантов было в высшей степени благородным и порядочным, а нынешние исполнители духоподъёмных песен вообще чужды каких бы то ни было человеческих чувств. Поэтому, я могу объяснить их пение на уходящей под воду палубе можно было бы двумя причинами. Либо, они уверены, что успеют удрать с последней шлюпкой, а потому стараются урвать побольше перед отплытием, либо им уже нашептали, что мест в шлюпке на всех не хватит, а потому, хочешь — не хочешь, изволь цепляться до последнего.



Надо отдать им должное — с задачей они в целом справляются и бОльшая часть пассажиров уверена, что корабль держится на плаву и бодро рассекает волны, а мелкие и неуклюжие судёнышки, чтобы не быть раздавленными, в панике разбегаются во все стороны. С заливаемой водой палубы «музыканты» насмехаются над плывущими мимо кораблями, пусть не всегда красивыми и быстрыми, но, во всяком случае, не тонущими, а худо-бедно продолжающими плавание. Хуже всего для пассажиров Титаника, что к ним даже перестали испытывать жалость, и никто даже не попытается вытащить их, тонущих, из ледяной воды. Да, к сказанному следует добавить, что сами пассажиры бодро ходят по палубе строем с портретами капитана, и грозят встретить спасательные шлюпки с других кораблей, буде такие появятся, огнём из всех орудий. Хуже — на носу у Титаника установили какой-то «Искандер», а может «Булаву» и периодически пугают ею проплывающие мимо суда. «Музыканты» же бодро комментируют происходящее у соседей, а соседи, тем временем, пытаются заниматься своими текущими делами и не обращать на идиотов внимание. Идиоты, размахивая «Булавой», обижаются и орут: «Нет, вы обязаны с нами считаться. Без нас вам будет плохо».

Так вот, возвращаясь к нелюбимому мной Обаме, побывавшему недавно с визитом на Кубе. «Музыканты» буквально на дерьмо изошлись, злорадствуя, про то, как «Изысканная деликатность Рауля Кастро Барака Обаму, надо думать, ввела в заблуждение…», а потому, Обама был выставлен на посмешище, когда пытался похлопать кубинца по плечу. Ну и… Да хоть бы Обама, простите, обделался там прилюдно, или старый бандит Кастро при всех плюнул ему в лицо, какое это имеет значение, если в результате этой встречи Куба окончательно и бесповоротно пошла на сближение с Западом, а стало быть — окончательный разрыв с Россией. Это не Обама, простите, обосрался, это Путину, даже не упоминая его имени, указали на его место.

Куба хочет развивать туристический бизнес, и как говорят сами кубинцы, они очень рассчитывают на массовый приезд именно американских туристов. Это я лично слышал от кубинцев — и от гида, и в гостинице, где я жил. Слово «Россия» всё чаще вызывает ироническую ухмылку — хватит, уже дружили. Такая вот беда, и «остров Свободы», уже и не свободы вовсе, а подстилка пендосская. Не верят они больше в бескорыстную дружбу русского брата.

Но что же это за дружба, ежели без России? Какая такая Америка, если «…рука Обамы — как безвольный плавник». Но американское посольство на гаванской набережной вновь открыто и над ним поднят звёзднополосатый флаг. А в кубинских университетах отказываются от изучения русского языка в пользу английского. И ты Рауль, и ты Фидель… Как же можно, если рука и Обамы вовсе и не рука вовсе, а какой-то плавник?

Действительно, из двух зол приходится выбирать меньшее, и при всей моей неприязни, да если бы только моей, приходится согласиться, что какой-никакой, а Обама «свой», да и нет пока никого другого, облечённого реальной властью, дабы противостоять опасности с востока. И в полном бездействии Обаму тоже обвинить нельзя. Не зря, ох не зря приезжал в Москву Керри со своим чемоданчиком, и совсем на самом деле не весело, думаю, было кремлёвскому карлику подшучивать, чего это госсекретарь сам таскает тяжести. Знал Путин, что тяжесть эта для Керри легка и приятна в той же степени, что и страшна ему самому и его окружению. Видимо, ситуация дошла до некоей точки невозврата и договориться не получилось, как бы карлику не было больно и обидно, что информация из чемоданчика будет наконец слита. Мы можем только рисовать в своём воображении, что же происходило тогда в Кремле, но я, всё-таки, позволю себе предположить, представить, как Керри вытаскивает одну за другой кое-какие очень любопытные бумаги, как ухает в желудок карликово сердечко, и как из последних сил борясь со своими эмоциями и страхами, он отвечает «нет». На всё «нет», можете теперь расставлять это в любом порядке — Донбасс, Крым, Савченко. Даже Сирия — нет, ибо, как мы видим, никто никуда не ушёл, и если когда-нибудь Пальмира вновь станет музеем, то во всех путеводителях можно будет прочитать, что памятники сильно пострадали от вандализма ИГИЛ и русских бомб.




Но повторяю — судя по всему было что, почему Путин сказал «нет», а это значит, что нам вскоре предстоит узнать много нового и интересного. И если Обама решится явить эту инфу urbi et obri, чтож — я первый сниму перед ним шляпу. Меня только мучает любопытство, чего же мы ещё не знаем. Скорее же всего, если гром грянет, это будут детали и конкретные факты по поводу уже высказанных обвинений. И в свете этих фактов, убийство Литвиненко, скажем, покажется мелким, незначительным эпизодом. Что-то намечается, что-то носится в воздухе, что заставляет кремлёвского карлика и его окружение, его шавок тревожно потягивать воздух носом, что твой пёс перед надвигающимся землетрясением. «Музыкант» на палубе тревожно-почтительно вопрошает одного из гончих псов: «Насколько безукоризненно доказана вина Савченко?» И получает по-чекистски прямой и «честный» ответ: «Она действительно доказана безукоризненно» А ещё:»Этот процесс надо было транслировать, чтобы все видели: нам скрывать нечего, у нас ни к чему не придерешься. А еще чтобы все видели поведение Савченко».

Так ведь видели все, кто хотел, благо есть youtube, а потому, лучше бы промолчать, дабы лишний раз не обосраться. Но это, видать, дело уже привычное, а ежели фюрер дал команду обсираться, то и быть по сему. Посмешище, так посмешище, зато кормят как! Да и вообще, раз по Савченко не договорились, сами понимаете, будем долбить сюда с особой силой.

Но это так, цветочки. На счёт ягодок выступил верный Песков, который обычно не в курсе, но в этот раз проявивший глубочайшую осведомлённость. Грядёт, говорит, «информационный вброс, претендующий на объективность и сенсационность», а на самом деле, сами знаете кем оплаченная “неприкрытая заказуха», а готовит публикацию “весьма известное международное информационное агентство». Короче, гевалт, идёт массированный наезд на самое святое. Среди прочего, будет сообщено о связях «самого святого» с организованной преступностью, а также, о добытых непосильным трудом на галерах 40-ка с лишним ярдах.

То есть, следует ожидать, ко всему сказанному ранее в достаточно общих чертах добавится много конкретики. Ведь многое уже и так озвучено. Ещё в январе, Адам Шубин, начальник финансовой разведки США, входящей в структуру Минфина, сказал, что Путин коррумпирован и американские власти знают об этом «долгие-долгие годы», а несколькими днями позже, аккурат после возмущённых воплей Пескова, пресс-секретарь Белого Дома Джош Эрнест заметил, что администрация президента Барака Обамы разделяет мнение Минфина о коррумпированности Путина.

В общем, скорее всего, следует ожидать, что нам сообщат массу интересных деталей, которые очень сильно испортят и без того не очень радужное настроение фюрера. Оттого и наблюдаем мы эти истерические телодвижения, оттого они заранее и предупреждают — ничему не верьте, они всё врут. Мадам, я был бы последним мерзавцем, если бы оставил вас в соответствующем положении.

Я, конечно, не совсем понимаю эту спешку, когда опровержение информации опережает саму информацию. Ведь есть же отработанная методика — «Всёвыврете» по каждому выложенному факту. Сейчас-то куда спешить? Видно, таки да — истерика, шалят нервишки.

Чего бы я очень не хотел, и увы, скорее всего так и будет, все эти обвинения снова повиснут в воздухе и реальных шагов снова предпринято не будет. Обама снова решит, что договориться всё-таки можно, а что это абсолютно невозможно дано понять только его преемнику. Если это, конечно не будет Сандерс (God forbids).

Титаник-то всё равно утонет, так что растягивать этот процесс — бессмысленно и болезненно. И достали бездарные «музыканты» на залитой водой палубе. Невыносимо слушать их пиликанье.

flavius-aetius1